+23 °С
Ясно
Все новости
Культура
31 Января , 09:57

Поэт из Бирского района: "Творчество должно нести добро"

В селе Калинники живет интересный человек. Он симпатичен не только достойным воспитанием, образованием и правильным отношением к жизни, но и похвальным стремлением творить. Василий Приставко  рассказал о своих увлечениях, отношению к нынешней молодежи, стихах и поэзии.

Поэт из Бирского района: "Творчество должно нести добро"
Поэт из Бирского района: "Творчество должно нести добро"

—Василий Иванович, на пенсии давно уже?

—72 года мне. Последние шесть лет работал в нефтяной компании. После трудился в уфимской строительной фирме младшей дочери. И сейчас забот хватает. Летом—сад, огород, цветы и рыбалка, зимой—снег с лопатой. Раньше занимался и художественной обработкой металла. Из меди картины чеканил. Сейчас медь уже не найти. Да и другой материал использовать не хочется… Сын и две дочери выросли. Разъехались. Все на хороших должностях. Живу нынче один.

—Как нам стало известно, одно из ваших увлечений—стихи?

—Писать начал где-то с пятого класса. Текстов больше о природе. Эта тема мне легче дается. Строчки приходят сами, непроизвольно, только записываю. Не могу творить на конкретно заданную тему. Вот, например, гуляю в парке зимой—снег падает, откуда-то доносится аромат испекшегося хлеба,—сразу навевает, и слова автоматически в нужном порядке выстраиваются… Стихов много уже. Есть даже небольшая поэма про Галкину гору в Бирске. Ее лет 10 назад написал. В записях где-то лежит. Искать нужно. Часть тетрадей у дочери в Уфе остались.  

—Преимущественно пейзажная лирика интересует?

—Да. Она ближе. Сам по духу тянусь к природе. Вдохновляюсь ею. Люблю творчество Сергея Есенина, у него тоже такие мотивы прослеживаются. Много его стихов наизусть знал. Но со временем возраст взял свое… Анна Ахматова тоже нравится. Роберт Рождественский—не очень. У него стихи чересчур тяжелые. А мне простота нужна—чтобы строчки лились легко и гармонично, как ручеек по весне.

—Над стихами много работаете?

—Иногда не переделываю даже. Как возникли в моменте, так и живут потом. Хотя прекрасно понимаю, что кое-что следует изменить. Только дома просматриваю после написания. Если нормально, то оставляю, не нравится—удалю. Не сажусь с убеждением конкретное что-то создать. Сват звонит как-то: «Вот спецоперация идет, достойные ребята за нас сражаются. Ты же можешь хорошо про них написать?» Отвечаю, что могу, но, когда по чьей-то указке пишу, то правильно не получается. Здесь душевный порыв необходим. Что-то навеять особенное должно. Через силу не то совсем выходит.

—В поэтическом багаже патриотические или социальные творения имеются?

—А как же! Эти темы меня тоже волнуют очень. Последнее посвящено голой вечеринке в Москве. Слету про них написал. Но оно не форматное только. Там низкая лексика встречается. По-другому про этих деятелей язык не поворачивается что-то сказать.

—Где-то публикуетесь?

—Нет. Кроме родственников, никому не показываю даже. Только когда студентом авиационного института был, в «Уфимской неделе» раза четыре печатали. И все. Пишу для себя.

—Разве никогда не возникало желания презентовать то, что когда-то создали?

—По характеру скромный в своих проявлениях. Не хотел голосить во всеуслышание о талантах. Хотя свободно владею любой швейной машинкой. Могу сготовить брюки, унты, шубы, шапки. Скучно стало—салфеток для кухни наделал. Все для себя и родных. Раньше пел. Будучи студентом, участвовал в вокально-инструментальном ансамбле. Но на инструментах не играл никогда.

Была мысль даже в школу сходить с предложением проведения внеклассных часов на тему поэзии. Но мне кажется это каким-то хвастовством со своей стороны. Сомневаюсь пока. Скажут еще, что с Василием Ивановичем под старость лет сделалось?

—Нет. Это хорошее начинание. Сейчас молодежь не особо стихами увлекается. Надо прививать любовь к поэзии.

—Знаю. Хотя мои внучки любят стихи. Одной—14 лет, другой—16. Младшая и сама что-то старается сочинять. Говорит: «Дед, а что ты стесняешься? У тебя столько стихов! Надо их где-то рассказывать и публиковать!»

—Совершенно верно!.. Как вы относитесь к новому поколению?

—Двояко. Они сильные. На Руси молодежь всегда крепкая. Но нынешняя избалованной растет. Теперь их интернет воспитывает. И нет у нас контроля за средствами массовой информации. Это наше упущение. В пору моей юности кто бы посмел по телевизору свое нижнее белье показать? Почему сейчас это допустимо? Молодые это впитывают. Считают все показанное новой модой. Повторяют. В наше время не было столько слов-паразитов. Раньше дворник был, а сейчас доходит до того, что его уже менеджером по уборке и чистоте дворов называют. Это же смешно, абсурдно! Свое должно оставаться своим. Не надо нам заимствованных слов. Русский язык неимоверно богат.

—Как на молодежь повлиять следует?

—С культурой что-то делать надо. Многие в телефонах сидят. А сколько там заразы? Где правильные фильмы? Идут одни ментовские войны да зарубежное кино, в котором западные ценности расхваливают. Но нет такого, чтобы в душу запало. А творчество должно нести добро. У нас и с пониманием истории нехорошо. Если многие из молодых даже не знают, кто такой Джугашвили. Вечера поэтические нужно устраивать, какие-то другие собрания тематические, где должна проходить часть воспитательного патриотического процесса. Любовь к чтению прививать нужно.

—Какие бы книги и фильмы посоветовали молодым?

—Сам, например, интересуюсь историческими произведениями. Сейчас роман про Иосифа Сталина читаю. Люблю исторические книги. Фильмы на эту тематику тоже смотрю. Посоветовал бы советский «Гольфстрим» и вообще весь кинематограф тех лет.

Какое можете наставление дать начинающим авторам?

—Не бояться. Не писать в стол. Стихи должны звучать в открытую. Активно творить и показывать другим. Общаться с коллегами и старшими товарищами. Перенимать опыт. Это очень хорошо скажется на мастерстве. А если уходить в себя, как поступил сам, то это ни к чему хорошему не приведет. А в целом—учитесь, развивайтесь, цените культуру и историю своей страны.

Фото: Степан Чиглинцев

Автор:Александр Михайлов 
Читайте нас: