+24 °С
Облачно
Все новости
Социальная сфера
21 Декабря 2019, 15:59

Пусть будет благодать у изголовья

Судьбы людей, родившихся на пороге XX века, всегда удивительны и интересны, полны невыдуманных жизненных историй. Жительница села Осиновка Нина Васильевна Игнатьева с благодарностью вспоминает каждое значимое событие в своей семье.

Судьбы людей, родившихся на пороге XX века, всегда удивительны и интересны, полны невыдуманных жизненных историй. Жительница села Осиновка Нина Васильевна Игнатьева с благодарностью вспоминает каждое значимое событие в своей семье.
Знакомство с долгожительницей произошло благодаря ее старшему сыну Вячеславу Анатольевичу. Он принес в редакцию авторские стихи мамы, посвященные нашей газете, и рассказал, что на днях ей исполняется 92 года. Мы не смогли упус-тить повода побеседовать с интересным и творческим человеком.
Найти в Осиновке учительский дом не составило большого труда. Дверь нам открыла седовласая женщина, одетая в строгий темный жакет с белыми воротником и манжетами, трикотажную классическую юбку. Ее образ напомнил мне педагога-языковеда. Она тихим и приятным голосом предложила войти в квартиру. Первое впечатление оказалось верным—Нина Васильевна более 50 лет проработала учителем русского языка и литературы.
Родилась и выросла она в селе Тепляки Бураевского района. Основано оно на территории Бирского уезда в 1811 году накануне наполеоновского нашествия. В 1927 году, когда появилась на свет наша героиня, здесь проживало более тысячи человек. Село считалось богатым, зажиточным: были церковь, школа, больница сестринского ухода, биб-лиотека, детский сад, клуб, колхозный базар.
Отец Нины Васильевны—герой гражданской войны—умер, когда ей было два с половиной года. В памяти остался лишь его образ. Маму Анну Евстигнеевну Зотову хорошо знали и уважали в селе. Она одна поднимала троих детей, трудилась с утра до ночи в колхозе, держала хозяйство. Успевала и другим семьям помогать.
—Помню, прибежит уставшая с работы, торопится буренку покормить и подоить,—рассказывает Нина Васильевна.—Нальет полную крынку молока, несет соседским ребятишкам. А те ждут не дождутся. Все в деревне ее ласково называли мамочкой. Двери дома были открыты даже в самые трудные дни для нашей семьи. Можно много говорить о тех счастливых днях, прожитых под родительским крылом.
—Когда началась Великая Отечественная, мне было тринадцать лет,—вспоминает героиня.—Старший брат Шурка прибежал с улицы и шепчет мамочке: «Война началась!» Та примолкла, задумалась… Знала, родненькая, что сына призовут.
Шурка вступил в ряды Красной армии. Ему еще и восемнадцати не было. В одном из боев его контузило, долгое время не мог говорить. Но бог миловал, жив остался, дослужился до лейтенанта, потом до подполковника.
Нина Васильевна с сестрами и мамой трудились в тылу. Женщина и дети впрягались в плуг, пахали землю, чтобы посадить и вырастить хлеб для фронта. Однажды до того устали, разгоряченные побежали ключевую воду пить. Тут Нина Васильевна и застудила горло. Ей стало так плохо, что она не помнит как добежала до дома. Несколько дней сильно лихорадило, пошли осложнения на мозг. С тех пор ее мучают ужасные головные боли.
О семейной жизни говорили немного. Супруг ее Анатолий Петрович Игнатьев выходец из порядочной рабочей семьи. Знакомы они с детства (он тоже тепляковский). Окончил горный техникум в г.Асбесте, трудился по специальнос-ти. Нина Васильевна была выпускницей Бирского учительского института, уже имела опыт работы в школе. Когда мужу предложили поехать на Дальний Восток, последовала за ним. В браке родились два сына Вячеслав и Александр. Верная жена была всегда рядом, в постоянных разъездах потеряла четыре года стажа. Но были и плюсы—окончила курсы кройки и шитья.
—Направили Толю в Ульяновскую область,—продолжает рассказ Нина Васильевна.—Куда деваться? Собрались. Слава был совсем крошечкой. На поезде из Хабаровска до Свердловска добирались около недели. Ребеночек намучился. Когда прибыли на место, сутки отсыпались. Такую жизнь детям я вовсе не желала. Нужно было думать и об их образовании, поэтому решила вернуться на родину. Супруг выбрал карьеру. Через несколько лет он погиб.
В 1959 году Нина Васильевна устроилась учителем русского языка в тепляковскую школу. Здесь ей дали квартиру. С воспитанием детей помогала мамочка. Живи да радуйся. Вздумалось молодому педагогу дальше развиваться. Поехала она в Прокопьевск к родне. Устроилась на работу, дали ей очень сложный класс, 52 ученика. Дети испытывали на прочность нового учителя, но она не сдавалась. Доказала, что русский язык и литература очень интересные и нужные предметы.
Нина Васильевна близко к сердцу принимала все радости и трудности семей учащихся. Ее любили, уважали даже самые задиристые и хулиганистые мальчишки. Кстати, один из таких учеников очень прикипел к ней, взялся за ум, начал показывать успехи в спорте и учебе. В благодарность за это мама ребенка подарила учителю редкую книгу с репродукциями картин Айвазовского. Она по сей день хранится в библиотеке Игнатьевых.
Жизненные обстоятельства вновь вернули Нину Васильевну в Башкирию. С 1967 года она живет в Осиновке. Долгое время преподавала в местной школе. Вела уроки русского языка, литературы и домоводства. Сыновья устроили свою жизнь, есть внуки и правнуки. Нина Васильевна часто балует домочадцев вкусными пирогами. Аппетитным караваем угостила и нас.
Мы еще долго разглядывали с ней старинные фотографии, любовались вышитыми ею скатертями и салфетками, беседовали о бытии. Всю жизнь свою она уместила в четыре строчки.
Жизнь прожить—не поле перейти.
Длинный путь или короткий?..
Трудностей немало было на пути.
Радость можно уложить в коробку.
На прощание спросили у Нины Васильевны:
—А коробка с радостью большая?
—Очень,—ответила она.
Читайте нас: