-13 °С
Снег
Все новости
События и факты
13 Мая 2020, 16:50

Бирянка Вера Валентиновна Семенова вспоминает о жизни своей семьи и родных в годы Великой Отечественной войны

В один из майских дней в редакции раздался телефонный звонок. --Добрый день!--поприветствовала меня бодро и решительно незнакомая женщина.--Если вы еще готовите статьи, посвященные юбилею Победы, у меня есть интересная фронтовая карточка, которую отправил из госпиталя мой дед по материнской линии Николай Михайлович. Ну как, приедете?Отказаться было бы кощунством: в этих потертых от времени и военного лихолетья корреспонденциях--и судьба человека, и жизненные перипетии целой семьи, и подвиг народа-победителя. Так мы познакомились с интересной собеседницей, бирянкой Верой Валентиновной Семеновой, «подарком Сталину», как она себя называет.

В один из майских дней в редакции раздался телефонный звонок.

--Добрый день!--поприветствовала меня бодро и решительно незнакомая женщина.--Если вы еще готовите статьи, посвященные юбилею Победы, у меня есть интересная фронтовая карточка, которую отправил из госпиталя мой дед по материнской линии Николай Михайлович. Ну как, приедете?

Отказаться было бы кощунством: в этих потертых от времени и военного лихолетья корреспонденциях--и судьба человека, и жизненные перипетии целой семьи, и подвиг народа-победителя. Так мы познакомились с интересной собеседницей, бирянкой Верой Валентиновной Семеновой, «подарком Сталину», как она себя называет. Ей слово:

--Я почти ровесница Победы. Сейчас мне 75 лет, а родилась 21 сентября 1944 года. Моя мама кадровая военная Ираида Николаевна Смирнова в ноябре 1942 года пошла в армию. Попала в Рязанское пехотное училище имени Климента Ворошилова, где прошла серьезную военную подготовку. Через год выпустилась младшим лейтенантом. Во время учебы познакомилась с моим отцом Борисом, который был намного младше ее. Но вместе им быть не пришлось. А отчество мне досталось от отчима Валентина, кстати тоже ветерана Великой Отечественной войны.

Оказывается, в пехотном училище были еще две молоденькие бирянки. Маша Матюшкина (по мужу Думанецкая) прибавила себе один год, а так ей было всего 17 лет. Вторая, тоже Маша, а по национальности марийка. О них я узнала из публикаций в «Победе», когда мамы в живых уже не было. Познакомилась с Михаилом Афанасьевичем Смысловым, который в числе первых выпустился из Рязанского училища, попал на фронт, дослужился до полковника. Сейчас на базе этого военного учебного заведения имени Василия Маргелова готовят десантников для «войск дяди Васи».

После войны мама, будучи творческим человеком, написала две песни о Бирске. Была первым диктором Бирского радио. Для того чтобы подготовить передачу, собирала сначала материал. В прямом эфире проводились концерты. Мама вспоминала одного участника Великой Отечественной войны--безногого инвалида с очень красивым голосом. Мне посчастливилось познакомится с его сыном Евгением Марьиным.

Не могу не вспомнить маминого соратника, эвакуированного ленинградца Михаила Гуревича, его жену Розу Израилевну, детей Женю и Леву—золотых медалистов.

Мне остались от мамы Ираиды Николаевны фотографии, воспоминания, песенник, который она начала заполнять 22 августа 1937 года. Аккуратным каллиграфическим почерком записывала сначала довоенные песни, а потом такие фронтовые хиты, как «Землянка», «Избушка», «Синий платочек», стихи на память от подруг. Песенник, а это толстая общая тетрадь, пообветшал, начали отпадать страницы, хотя я берегу его как зеницу ока. Здесь сохранились пронзительные строки, написанные юной курсанткой Ираидой Смирновой и посвященные маме Наталье:

Ты хоть раз бы во сне мне приснилась,

Моя добрая, милая мать.

Много ласк для тебя накопилось,

И о многом хочу рассказать.

Нас с тобою, моя дорогая,

Разлучила шальная война.

И тогда помню, дом оставляя,

Как с тобой распрощалася я.

Простучали колеса о рельсы,

Поезд мчался в глубокой дали.

Получивши письмо, мне поверь ты,

Я запомнила слезы твои.

Я оставила дом, все родное,

Но тебя мне всех более жаль.

Вспомнишь, мама, лицо дорогое,

Погружается сердце в печаль.

Где-то вдаль убежала деревня,

Улыбнулась, встречая, Рязань.

Не забуду, родная, тебя я

И простые родные глаза.

И тебя, моя дорогая,

Даже ночью забыть не могу,

Как растила меня, как ласкала,

Как будила меня поутру.

Мама рассказывала, что она пришла в другое отделение, а ей показали это стихотворение. Она взглянула и узнала свои строки, которые пошли по училищу из рук в руки. Девушки-курсантки отправляли этот стих своим матерям. Представляю их реакцию, ведь безыскусные строчки бьют в самое сердце.

А вот стихотворение «Воспоминание», написанное Ираидой Смирновой 20 марта 1943 года во время учебы и посвященное москвичке Вере Гоголевой:

Помнишь, Вера, как вместе мы жили,

Рядом койки стояли у нас,

Как уставы с тобою зубрили,

Как сдавали химдело не раз.

Это время учебы упорной

Будет памятно долго для нас,

Как окончивши школу отлично,

Мы работать поехали в часть.

У окошка вагона сидели.

Сердце радостно билось в груди,

Что пехотная школа в Рязани,

Все осталось там позади.

Помнишь, как летом мы по-пластунски,

Как «Максимку» на плечах несли.

Не забыть нам знакомые Борки,

И трубу, и журавль вдали.

Там далеко в минуты досуга

Ты, Веруша, в альбом свой взгляни,

Вспомни, Верочка, верного друга,

И письмишко тогда мне черкни.

Из нашей семьи пять мужчин погибли в боях с фашистами. Много военных документов, писем, фотографий отчима передала в городской музей. Мамин отец Николай Михайлович Ступель принимал участие в Великой Отечественной войне, был ранен, лечился в госпиталях. Закончил войну ефрейтором. Есть медали. А вот и почтовая открытка, где он с тревогой спрашивает, почему его дочь Ираида Смирнова, выпускница Рязанского пехотного училища, не отвечает на его письма.

В послевоенные годы с одеждой было туго. Помню, когда мне исполнилось семь лет и я пошла в первый класс, из маминой военной формы мне сшили пальтишко.

Это стихотворение «Во имя мира» я написала в 13 лет:

Ни зловещего гула орудий,

Ни бомбежки, ни воя сирен

Не слыхали, но знаем, как труден

Был Великой войны каждый день.

Были голод, и холод, и смерти,

Но теплилась надежда тогда:

Наши части разгромят фашистов,

Не сдадутся на милость врага.

Помнишь Зою, Олега и Сашу,

Их друзей и Героев войны.

Шли на подвиг за Родину нашу,

За детей, матерей и за земли страны.

Много лет, много дней пробежало.

Уж минуло немало с тех пор,

Как советские люди в Берлине

На рейхстаге наш флаг водрузили.

И подписали такой договор:

Чтобы не было войн на свете,

Чтобы спали спокойно все дети,

Так как люди советской страны

Не хотят никакой войны!

Когда училась на первом курсе Уфимского технологического техникума пищевой промышленности, проходил конкурс среди всех техникумов Уфы, где декламировала эти строки. За него получила первое место и диплом I степени. Во дворе техникума директор Абрам Давыдович Лысенко сообщил мне новость о победе в конкурсе, чем очень удивил. Кстати, техникум во время войны был эвакуирован из Ленинграда вместе с руководителем, добрейшим человеком.

Закончив ссуз, получила специальность техника-технолога хлебопекарной промышленности. Десять лет проработала на Бирском хлебозаводе, потом ликероводочном заводе. Последние 15 лет трудилась лаборантом химводподготовки котельной завода «Прогресс». У меня две дочери. Старшая Лидия живет в Бирске. Младшая Наталья вышла замуж и уехала в Когалым. Долгие годы она писала статьи, сотрудничала с газетой «Победа», а муж Борис—с музеем. У меня три внучки и два внука. И я хочу, чтобы они жили под мирным небом и не знали войны, голода, холода и смерти. Это моя самая заветная мечта.

Фото автора

Это та самая почтовая открытка, отправленная из госпиталя Николаем Михайловичем Ступелем жене Наталье Степановне Смирновой, где он беспокоится, что нет писем от нее и дочери Ираиды.

Читайте нас в