-23 °С
Облачно
Все новости
Общество
2 Января 2023, 15:20

Елка и валенки

Каждый календарный год в моей жизни, как впрочем и у всех, начинается празднованием Нового года. Подобных дат в моей жизни было много. Если бы их было за плечами поменьше, то по теории вероятности, впереди их было бы побольше. 

Елка и валенки
Елка и валенки

Каждый календарный год в моей жизни, как впрочем и у всех, начинается празднованием Нового года. Подобных дат в моей жизни было много. Если бы их было за плечами поменьше, то по теории вероятности, впереди их было бы побольше. 

 

Моя жизнь долгое время была связана с маленьким провинциальным купеческим городком. Там жили главные в моей жизни люди и их было много. От них я получила столько тепла и любви, что воспоминания и сегодня легко уносят меня в детство. 

Предновогоднее зимнее утро. Бабушкин дом. Большая металлическая кровать у замерзшего окна с чудесным почти голубым рисунком. Тюль одним концом примерзла к стеклу. На полосатых длинных половиках возле кровати стоят мои детские валенки: валенки утром всегда вместо тапочек. Пол к утру выстывает, а валенки предательски разваливаются на полу, и пока их нашаришь, ноги подмерзают. Хорошо, что ночная рубашка из фланели с матрешками, которую сшила бабушка, почти до пят. Толстое ватное стеганое одеяло своей тяжестью припечатывает к перине, да и подушка как половина перины, от этого лежать тепло и уютно.

В зале трещит печка, которую бабушка затопила с утра. Недалеко от печи стоит елка до потолка. Ее даже немного подрезал дядя Коля, чтобы можно было на верхушку надеть пику. Одним боком елка повернута к печке, отчего ветки сохнут и осыпаются, а вместе с ними и шары, слетая с елки, катятся по наклонному полу под дубовый стол. Бабушка поднимает зеркальные шары и кладет на комод: придет дядя Коля и повесит их на другую, крепкую ветку. А на осыпающиеся ветки перевесит соловья, лошадку и домик из папье-маше.

Сегодня 28 декабря, а это значит, что мы с сестрой идем на елку к тете Лиде в организацию. В школу мы еще не ходим, но город маленький, и нас отпускают одних. Пешком минут тридцать, транспорт ходит редко, да и на прямую дорога быстрее.

Елку в тете Лидиной организации проводили в клубе. Деревянный сруб с пятью окнами без штор, низкой дверью, черной круглой печкой-голландкой и красивой, густой, лесной елкой с гирляндой. На нашей домашней елке гирлянды не было, поэтому от елки с гирляндой веяло волшебством. У порога на табуретке--баян, за голландкой--куча детских валенок и верхней одежды с перепутанными шарфами и шапками на полу. Детей очень много в разных новогодних костюмах, и все они галдят в ожидании Деда Мороза и Снегурочки. Мне очень хотелось поскорее надеть свою снежинку, которую мама шила несколько дней. Но дело было не в снежинке, а в белых чешках: таких не было ни у кого.

В помещении было очень сильно натоплено, от этого масляные розочки на пирожных зеленого и розового цветов становились глянцевыми и теряли форму. Чудесный запах от сладостей смешивался с запахом мандарин, елки и березовых дров, сваленных тут же. С потолка свисали ватные снежинки на ниточке. А в дверь с каждым входящим вваливались клубы пара, докатываясь почти до елки. Взрослые при входе смешно топали ногами и обметали веником снег с валенок. 

Мы с сестрой за печкой переоделись в новогодние костюмы. У нее был костюм лисы с картонной маской и рыжим хвостом из каких-то рыжих газовых косынок.  У меня была очень красивая снежинка, корона и…. белые валенки. Чешки надеть мне не разрешили, пол был холодным. Позор, позор, потому что нам надо было посмотреть на мальчика из детского сада сестры. Мальчик этот сестре нравился, мне он понравился тоже: у него был костюм Незнайки и фамилия Грушко.

Мы веселились, за стишки нам снимали с елки конфеты, орехи и пряники. Звали Деда Мороза, зажигали елочку. Дед Мороз хороводил детей, а из-под его наряда видны были серые подшитые валенки. Было очень уютно, трещала печка, играл баян, мамы хлопали, папы кучковались за голландкой. Праздник закончился так же скоро, как все хорошее. 

На улице разыгрался красивый, крупный буран, и мы с сестрой пошли домой. Буран был такой сильный, что смотреть можно было только под ноги. Прямо перед нами шли чьи-то ноги в валенках Деда Мороза.  Я подняла глаза и увидела соседа тети Лиды: он тоже работал в тете Лидиной организации. Кроличья шапка натянута на глаза, а щеки красные от помады.

Тут сестра крикнула, что надо бежать вон за той лошадью с санями. Это дядя Леша из их детского сада, который нас обязательно довезет до дома. Дядю Лешу мы догнали, в сани залезли.  Снег еще сильнее летел в лицо, склеивал детские ресницы. Лошадь все время махала хвостом и поднимала снежную пыль с саней. Солома от ветра вылетала из саней и красиво ложилась на след от копыт. В руках хрустели пакеты с гостинцами и подарками, варежки покрылись почти ледяной коркой, и  достать из кулька желанный зефир было невозможно. 

На центральной площади города стояла лесная красавица, мимо которой мы проехали в санях на лошади. Городская предновогодняя суета, впечатления от елочного утренника, милый Бирск в красивой декабрьской метели, запах соломы в санях… Мы возвращались домой. 

Про валенки Деда Мороза я вспомнила через несколько лет. А тогда мое сознание не позволило разрушить детскую сказку, продлив ожидание новогоднего чуда на много лет. 

Алла МИХАЙЛИЧЕНКО

Фото из архива автора

На елке.

Автор:Алла Михайличенко
Читайте нас в