-15 °С
Облачно
Все новости
Общество
25 Апреля 2019, 23:00

От Амура до Львова…

Участвуя вместе со школьниками в проекте «Истории Победы», просчитала возраст ветеранов и задумалась: все они глубоко преклонного возраста, смогут ли что-нибудь рассказать? С большим сомнением пошла по адресам. Решила, что эту первоначальную очень деликатную работу проведу сама, а потом подключу ребят.

Участвуя вместе со школьниками в проекте «Истории Победы», просчитала возраст ветеранов и задумалась: все они глубоко преклонного возраста, смогут ли что-нибудь рассказать? С большим сомнением пошла по адресам. Решила, что эту первоначальную очень деликатную работу проведу сама, а потом подключу ребят.

Так познакомилась с Антониной Ефимовной Кузнецовой. Она стала рассказывать о себе, войне и послевоенном времени. Волновалась, где-то сбивалась. А я все удивлялась, как это она в подробностях помнит даты, названия городов… Две сохранившиеся фотографии военных лет ветеран войны покрыла специальным маслом буквально перед моим приходом. А ведь ей исполнилось уже 97 лет.

Меня заинтересовали картины на стенах, на полках. Они были явно авторскими. Оказалось, что их творец сама хозяйка. Рисовать начала в 80 лет, когда появилось много свободного времени. Рисовала на картоне, альбомной бумаге. А потом внук Павел, с которым она проживает в настоящее время, купил ей профессиональные акварельные, масляные

краски, холсты, бумагу для рисования, кисточки. Многие работы вставил в рамки.

Время беседы быстро пролетело. Мы договорились о следующей встрече и записи на видео. Попросила ее все свои воспоминания записать на бумагу. Предлагаю их вашему вниманию:


Началась армейская жизнь…

Родилась я в деревне Елгашево нашего района. В 1938-1941 годах училась в Бирском медицинском техникуме на помощника провизора. В июне сорок первого направили меня в Уфу на фабрику галеновых препаратов начальником таблеточного цеха. 8 августа этого же года получила повестку и уже с призывного пункта уехала на Дальний Восток. Даже не успела сообщить об этом родителям.

Всех призывников погрузили в товарные вагоны: один—для женщин, остальные— для мужчин. Поезд шел десять суток. Мы все были черные от копоти. На станции Мухинка, что неподалеку от Благовещенска, нас высадили, дали возможность помыться и распределили по частям. Меня отправили в учебную часть в Моховой Пати. Выдали артиллерийскую военную форму и мужские сапоги сорок первого размера. Меньше просто не было.

Так началась моя армейская жизнь. Начальником роты был старший лейтенант Коваленко. Дисциплина в учебной части была очень строгая. В течение семи месяцев мы занимались

изучением стрелкового оружия. Разбирали, собирали и стреляли из простой и снайперской винтовок, пулемета и ПТР. С нами проводили занятия по тактике и политической подготовке, учили ориентироваться на местности, рыть окопы, ползать по-пластунски и бегать короткими перебежками. По окончании обучения мне присвоили звание младшего лейтенанта и в качестве поощрения за отличную учебу купили билет на спектакль в Благовещенский театр.


Получила офицерские погоны

После учебы направили в полевой эвакуационный госпиталь на берегу реки Зея. Была зима, стояли морозы и дул сильный ветер. Каждую ночь нас поднимали в ружье. Мы расставляли на поле палатки, разжигали примусы, готовясь к приему раненых. Место начальника аптеки госпиталя было уже занято, и мне предложили место лаборанта. Но я попросилась в штаб армии.

В марте 1942 года поехала в Куйбышевку-Восточную, ныне Белогорск (Амурская область) для продолжения обучения в школе санитарных инструкторов, а летом 1942 г. перевели в 60-й полк 28-й стрелковый дивизии войск НКВД СССР по охране железных дорог. Он дислоцировался на станции Могоча. Здесь мне дали звание лейтенанта медслужбы и офицерские погоны. Полк активно занимался боевой подготовкой к военным действиям.

В августе 1943 я уже была в составе 62-го полка 32-й дивизии войск НКВД СССР по охране железных дорог. Готовились к переброске на фронт на Западную Украину.

В марте 1944 года возле станции Шепетовка наш состав попал под бомбежку. Солдаты и офицеры укрылись в поле в траншеях и окопах, а зенитчики отстреливались на железнодорожных платформах. В ходе боя сбили два вражеских самолета. Бомбежка продолжалась, и нам приказали укрыться в лесу недалеко от станции. Погрузили на машины и лошадей всю аптеку, оборудование, оружие, отправились в путь и снова попали под бомбежку. В лесу укрылись в выкопанных землянках.

Немцы бомбили Шепетовку каждый день, кроме пятницы. Это безумие продолжалось до августа 1944. До сих пор вспоминаю две братские могилы. В одной похоронили 150, в другой—140 бойцов.


Боролись с бандеровцами

Советские войска оттесняли немцев все дальше на Запад, и наш состав двинулся во Львов. Недалеко от Тернополя видели поле, усыпанное убитыми лошадьми. Во Львове нас разместили в городских домах и квартирах. Квартира, которую заняла я, была отбита у эссесовцев. Вся она была завалена бумагами и фотографиями измученных женщин, которых пытали немцы. Подвал был полон пустых бутылок из-под вина. Спать было невозможно, кусали вши и блохи.

Город был красивый и зеленый. Почти не видела разрушенных домов и сооружений, кроме высокой башни и городской железнодорожной станции. Вывески на зданиях—на украинском и польском языках. Здесь проживали украинцы, поляки, евреи... Среди украинцев здесь было много бандеровцев. Они помогали немцам, передавали им информацию о расположении наших

частей, нападали на солдат и офицеров.

Мы должны были охранять железную дорогу, сопровождать составы с оружием и боеприпасами на передовую, а также защищать мирное население от бандеровцев.

Помню, как к нам в санчасть полка привезли мертвого лейтенанта, которого пытали эти нелюди. Вены и жилы на его руках были порезаны и вытянуты наружу, вся голова его разбита. Бандеровцы прятались в лесах, делали засады, заваливали дороги и обстреливали наших военных, в первую очередь стараясь уничтожить офицерский состав. Не щадили они и офицеров-украинцев. Все силы нашего полка были брошены на борьбу с ними, так как они представляли серьезную угрозу, занимаясь подрывной деятельностью.

Во Львове я и встретила Победу. Это был очень солнечный и радостный день. Все люди ходили по улицам, обнимались и целовались, салютовали из оружия, поздравляли друг друга... Многие шли на кладбище, чтобы разделить радость Победы с теми, кто не дожил до этого светлого дня. В конце сорок шестого года я вернулась домой, в Бирск. Это было тяжелое и голодное время. Трудно было достать даже черный хлеб. Во время войны мои родители продали дом, чтобы прокормить младших детей, и мы все вместе жили в одной комнате в доме на улице Фрунзе.


P.S. Мы решили организовать персональную выставку живописных работ Антонины Ефимовны Кузнецовой. Директор исторического музея Антон Антонов поддержал нашу идею. Выставка с ее участием откроется накануне Дня Великой Победы. Все горожане, взрослые и дети, смогут посетить ее бесплатно.

Читайте нас в