-15 °С
Облачно
Все новости
Общество
21 Декабря 2018, 13:14

Храни письмо из дома

Давно хотела поделиться мыслями о нашей молодежи через призму материнских переживаний во время службы сыновей в рядах Российской Армии.

Давно хотела поделиться мыслями о нашей молодежи через призму материнских переживаний во время службы сыновей в рядах Российской Армии.
Чаще приходится слушать, да и самой говорить (чего уж там!), какое нынешнее поколение—«не как мы»: дерзкое, неблагодарное, ленивое, непатриотичное. Словом—«потерянное поколение лихих 90-х». И в этом, конечно, есть значительная доля правды. Но только доля…
Второго своего ребенка, сына, довелось родить как раз в эти самые 90-е. В силу профессии мои дети редко видели меня дома. Но все-таки старались с мужем создать им
теплый, уютный дом, окружить заботой, лю-бовью.
Признаюсь честно: с момента рождения сына дала себе зарок—не допущу, чтобы мой ребенок был призван в ряды нашей армии! Для многих она ассоциируется с зуботычиной, дедовщиной. Думаю, многие матери, как и я, были готовы на все, чтобы «отмазать» своего ребенка от службы.
Сын подрастал, начались медосмотры в военкомате. Ребенок заявил, что мечтает о ВДВ. Стала выяснять, нельзя ли как-нибудь
«вместе с сыном служить». Сейчас смешно об этом вспоминать.
Настал день, когда пришла повестка в военкомат. Переживаниям моим не было предела. В день проводов держалась из последних сил, чтобы не рыдать. Собрались родные, друзья,
однокурсники. И каково было мое удивление, когда эти мальчишки, с которыми мне доводилось не раз дискутировать, говорить «за жизнь», порой журить, ругать, призывать к порядку, вдруг стали взрослыми, мужественными, серьезными. Говорили, что хорошо бы им всем вместе пойти служить! А один паренек (у него проблема со зрением) сказал, что завидует им, потому что его-то не возьмут в армию.
Проводили… Довелось служить ему в хорошей войсковой части. Это уже 2015 год. Российская армия преобразилась, теперь я горжусь ей. Но по сыну скучала очень сильно.
Связь с ним была один раз в неделю, по телефону. За те короткие минутки успевала только спросить: «Как здоровье, как кормят, не обижают ли?» Ответ был всегда кратким: «Все хорошо». Но материнское сердце чувствовало—сильно скучает мальчишка, что трудновато с дисциплиной мириться и по уставу жить. Посылали сыну посылки со сладостями, писала письма с фотографиями видов дома, Бирска, нашего огорода. Однажды, совсем соскучившись, решила послать ему письмо-привет из родных мест. Собрала листья березы от роддома, рябины от детсада «Огонек», тополя от СОШ №4, клена с больничного парка, липы от фарммедколледжа, смородиновые и малиновые листья из нашего огорода. Сделала гербарий, упаковала в файл и послала сыну. Получив этот конверт, сын позвонил, сказал: «Мама, спасибо тебе за такой привет из родных мест! Только нам не разрешают лишнее хранить в тумбочке, можно только самое дорогое и необходимое. Поэтому много не пиши, лучше будем по телефону общаться». Оставалось только согласиться.
Как долго тянулись эти дни и недели. Самыми длинными были дни последнего месяца службы сына. И вот пришел тот светлый час, когда он позвонил и сказал, что едет домой! «Мы с папой тебя встретим, сынок!»,—размечталась я. Он ответил: «Мама, пусть папа встретит, а ты жди меня на крылечке дома».
Дождалась. Приехали с отцом. Заходит сын: «Я дома!» Обнялись, я ревела.
Вернулся сын из армии с тощеньким полиэтиленовым пакетиком. Говорю ему: «Сынок, доставай вещи из машины». А он отвечает: «Все в пакете. Я же говорил, что нам разрешали хранить только самое дорогое и необходимое». Раскрыла пакет, а там письма—мои, от любимой и гербарий. Стало быть, ничего нет дороже нашим, таким не похожим на нас мальчишкам, чем привет от родных мест, особенно вдали от малой родины. Поэтому уверена, в России все будет хорошо!