-13 °С
Снег
Все новости
Культура
2 Мая 2019, 20:00

Русалочка

Волна плещет, трепещет, извивается. Нежится в лунном свете. Взлетает в небо брызгами звезд. Сквозь плеск воды слышится звонкий молодой смех. Это русалка проснулась, стряхнула с себя зимнюю дрему, радуется весне.

Волна плещет, трепещет, извивается. Нежится в лунном свете. Взлетает в небо брызгами звезд. Сквозь плеск воды слышится звонкий молодой смех. Это русалка проснулась, стряхнула с себя зимнюю дрему, радуется весне.
Долго шалить и резвиться некогда—надо дом родной, озеро, в порядок привести. Хоть и невелико оно, да глубоко, вода холодная, прозрачная. Берега зеленым ковром камыша поросли. Все заботы требует. Но вот мусор на берег выброшен, донные ключи-родники, затянутые илом, от грязи освобождены, струйками хрустальными, студеными поднимаются к поверхности. Озеро дышит, живет... В самой середине над глубью бездонной полощет русалка косы зеленые в воде, радуется жизни.
Плеснула хвостом—и вот уже возле берега на поваленном дереве сидит, греется, волосы в теплых лунных лучах сушит, гребнем золотым, самоцветным расчесывает.
Гребень этот золотой—русалочий—старой бабушки подарок с напутствием:
—Береги его, внучка, в нем душа твоя. Потеряешь—беда будет...
—Почему моя душа в гребне?
—Потому что ты не человек, а русалочка. Храни этот гребень как зеницу ока, и долгой будет жизнь твоя...
Блестит гребень в лунном свете, сверкает изумрудами, нежно желтеет янтарем. Волосы сквозь него зеленым живым потоком проливаются. Весело русалочке, тепло, радуется она молодости и красе своей, живет, дышит...
Рассвет скоро, и, плеснув хвос-том, опускается на дно русалочка и спит в своей мягкой постельке до вечерней зари. А в полночь опять затевает игры с теплыми лунными лучами, мягким ночным туманом, умывается студеной росой, украшает себя кувшинками и лилиями водяными. Блестит в зеленых косах чудный гребень—душа русалкина.
По дорогам неезженым, по тропам нехоженым, через пни, через колоды идет человек. Бесстрашный идет, сильный. За плечами ружье, снасти рыболовные. Хозяином идет, владыкой.
Лето к осени, дни короче. В закатной сумрачной тишине вышел человек к озеру лесному, остановился, покорился душой тишине и росе озерной, ружье в сторону отложил, сети не распутал—дышит, живет...
То ли сон, то ли грезы—только слышит он, только видит он: девица красы небывалой на дереве поваленном сидит. Гребнем самоцветным косы длинные зеленые расчесывает, нежному теплу лунному радуется, живет, дышит...
Ахнул человек:
—Русалочка!
А только нет ее уже.... Только волна с сердитым шипеньем к берегу катится, только гребень русалочий за сухой сучок зацепился, тускло поблескивает...
Мечется человек по берегу, ищет русалочку, зовет.... А нет ее. Только гребень—душа русалкина. Взял человек тяжелый гребень в руки:
—Золото! Самоцветы!
И дрожащей рукой—в котомку дорожную, да быстрее в обратный путь. Ружье и сети на берегу остались—не до них...
А вслед ему (то ли слышится, то ли чудится)—плач да стон, и такая печаль в нем...
Не человек русалка, да только и ей без души не жить... Потускнело все вокруг, понахмурилось, тепло ночное захолодело, остуденилось. Вышла Русалка из воды, волосами длинными, как плащом, укуталась—идет за человеком. За душой своей идет. Страшно, тягостно ей на воздухе. Слезы русалочьи росой вдоль пути ее стелятся. Стоны русалочьи ночным шелестом слышатся:
—Остановись, человек! Отдай мне мою душу!
Слышит человек—и не слышит, не понимает он слов ее, не чувствует горя ее, еще живой, дышащей...
Несет человек гребень золотой, самоцветный. Несет спрятать. Себе! Истончилась тьма ночная. Близко русалка. Вот-вот догонит! Остановился человек. Силы в руках, ногах не чувствует, шагу больше не сделает. А гребень—душу русалкину из рук не выпускает: золото, самоцветы! И уже видит он слезы несчастной, и уже слышит он плач ее. Дрогнула душа человека, и поднялись уже руки, протянули русалочке гребень—ее душу...
Выбрызнул луч солнца из-за горизонта, осветил русалочку и человека. Мягким облачком воспарила она ввысь. Коротка летняя ночь.... И уже не живет русалочка, не дышит...
И с гребня золотого янтарь слезами скапал на песок. И с гребня золотого трухой травяной изумруды осыпались. И тусклым песком вытекло золото гребня из рук человека...
В глубине лесов умирало озеро: тиной затянуто, илом отравлено. На заболотившемся берегу еще вчера лежали сети, ржавчиной покрывалось ружье. Не подходите близко, не утоните в болоте.... Не живет болото, не дышит. Стонет хрипло оно, умирает...